Главная Флуревиты Продукция САД Наш адрес Контакты
Система Активного Долголетия. Новосибирск
Проект САД
Kоманда ученых
Стать участником САД  
Наши контакты  
События САД  
 
Продукция САД  
Рекомендации по применению
Расписание вебинаров  
 
Статьи о продукции САД  
Соединительная ткань 
Флуревиты - новая ступень в омоложении 
Что такое флуревиты 
Как работают флуревиты 
Группы флуревитов 
Что происходит при применении препаратов 
Фармацевтическая колония 
Профессор Ямсков: я не волшебник... 
Матрица внутри нас 
 
Отзывы о продукции САД  
ВИДЕО о продукции САД  
 





Флуревиты - новая ступень в науке омоложения

          В основе омоложения и поддержания здоровья человека лежат новые представления о происхождении любого заболевания и способах его лечения.
          Заболевание – это нарушение гармоничного управления основными процессами жизнедеятельности организма, “сбой” механизма взаимодействия клеток, органов и систем. Если создать условия, при которых механизм взаимодействия и саморегуляции может быть вновь восстановлен, то болезнь будет побеждена.
          Современная медицина использует множество методов лечения, но все они направлены на устранения симптомов возникающих при том, или ином заболевании. Поднимается давление – мы даем таблетку снижающую его, перестает работать щитовидная железа – поднимаем искусственные гормоны, поднимается температура – даем аспирин. При этом зачастую не устраняем причину заболевания. При длительном подобном лечении наступает момент, когда применяемые лекарства перестают действовать, и мы вынуждены искать более сильный препарат, а если его нет, то человек может погибнуть. В чем же причина, где в организме человека находится тот уровень, который обеспечивает гармоничное взаимодействие клеток, органов и систем?
          Исследования, проведенные группой Российских исследователей под руководством профессора, доктора химических наук Игоря Александровича Ямскова и профессора, доктора биологических наук Виктории Петровны Ямсковой, позволили открыть секрет долголетия, обнаружить, что за передачу и хранение информации в нашем теле отвечает особое вещество, входящее в соединительную ткань нашего организма. При нарушении ее структуры происходит рассогласование работы клеток, и наши болезни начинают прогрессировать. Что же делать?
         Группой профессора Ямскова был разработан новый класс препаратов – флуревиты, которые, восстанавливая структуру соединительной ткани конкретного органа, активизируют механизмы саморегуляции, открывая, таким образом, возможность нашему организму дирижировать всеми основными биологическими процессами и обеспечивать гармоничное состояние здоровья человека.

Что такое флуревиты

Продукция САД          Все ткани организма состоят из тканей различных типов, которые выполняют различные функции. Важнейшей частью тканей является межклеточное пространство – своего рода “внутренняя почва” организма.
          Межклеточное пространство тканей участвует в процессах переноса веществ к клеткам и переносу информации, в результате чего каждая клетка получает задание и “знает”, что ей делать в конкретный момент времени.
          Межклеточное пространство тканей имеет сложное строение: оно содержит множество различных биомолекул, структурированных определенным образом, который обеспечивает правильность протекания процессов транспорта молекул и передачи информации. Особое значение имеет одна, сложно устроенная стркутура межклеточного пространства – “малый матрикс” тканей, представляющий собой белково-пептидные комплексы, которые обладают функцией внеклеточных биорегуляторов. Они образуют уникальное семейство биорегуляторов, присутствующих в тканях всех живых организмов, и отличаются по физико-химическим свойствам и характеру биологического действия от других более изучены регуляторных молекул (нейромедиаторы, гормоны, цитокины, цитомедины, цитомины и т.д.)
Продукция САД          Что такое флуревиты? Флуревиты – это водные растворы этих пептидно-белковых комплексов в сверхнизких дозах. Название Флуревиты образовано от латинских слов (Fluidum regulatoru vitae), что означает “Жидкость, регулирующая жизнь”.
          Биологическая активность флуревитов характеризуется отсутствием видовой, но проявлением тканевой специфичности: они активны только в отношений тканей органов, из которых они были выделены. Например, биорегулятор, выделенный из печени молодых бычков, проявляет активность в отношении печени других животных и человека, а биорегулятор выделенный из хрусталика глаза – эффективен только приЧто такое флуревиты лечении патологий хрусталика у различных животных. Растительные биорегуляторы, входящие в состав фитофлуревитов, проявляют свойства, характерные для данного растения. Например, биорегулятор, выделенный из листьев лещины, эффективен при варикозном расширении вен, а биорегулятор, выделенный из чистотела, обладает противоопухолевой активностью.
          Флуревиты – ключ к долголетию, здоровью, молодости и красоте!

Как работают флуревиты

         Их восстановительное действие на поврежденные ткани универсально и отличается от действия БАД и аналогичных лекарственных средств:
- безопасностью применения (полностью отсутствует понятие передозировки флуревитами);
- отсутствием побочных эффектов;
- высокой биологической доступностью (количество лекарственного вещества, доходящее до места его действия в организме)
- совместимость со всеми биопрепаратами, лекарствами, физеопроцедурами и т.п.
          Эффективная активность флуревитов в низких дозах объясняется тем, что в организме все процессы жизнедеятельности протекают по механизмам, аналогичным механизмам их действия.
          Использование флуревитов обладает полной безопасностью: даже при ошибочном диагнозе и «неправильно» назначенном их применении их прием не приводит к возникновению неблагоприятных реакций со стороны отдельных тканей и организма в целом.
          Они поддерживают гомеостаз (относительное динамическое постоянство внутренней среды и устойчивость основных физеологических функций организма человека) – т.е. несут информацию о состоянии, соответствующему здоровой ткани или органу (природной норме),
          Флуревиты в сверхмалых дозах действуют как сигнальные молекулы в межклеточном пространстве тканей, способствуя восстановления механизма саморегуляции организма. Вследствии этого в организме человека запускаются и протекают по-новому различные процессы метаболизма и регенерации, вызывая восстановление структуры и функций пораженных органов и тканей. Механизм действия этих препаратов иной, чем у обычных лекарств – они заставляют организм восстанавливать природную норму.

Флуревиты подразделяются на несколько групп

          Виоргоны - сигнальные молекулы получены из межклеточного пространства тканей различных внутренних органов животных.
          Виофтаны – сигнальные молекулы, полученные из межклеточного пространства различных тканей глаза животных.
          Фитофлуревиты – сигнальные молекулы, полученные из межклеточного пространства тканей растений.
          Препараты микроразведения – к ним относятся разработанные и применяемые в медицинской практике лекарственные формы, которые, как оказалось, можно использовать в низких дозах. При этом нивелируются негативные побочные эффекты препарата, а его основное фармакологическое действие не только сохраняется, но даже может увеличиваться. В качестве примера можно привести препарат Селекор-ά. Оказалось, что их водные формы в микроразведениии работают в десятки и сотни раз эффективнее по сравнению с обычным способом применения. Получив разрешение от авторов, была создана данная четвертая форма Флуревитов..
          Флуревиты, оказывая оздоровительное действие, по сути не относятся к фармакологическим средствам, которые обладают однонаправленным действием, купирующим тот или иной симптом (снижение или увеличение температуры, давления, снятие воспаления).
          Применение флуревитов способствует возобновлению работы механизма саморегуляции организма, за счет восстановления функции межклеточного пространства тканей, особенно, переноса регуляторного информационного сигнала.
          В отличие от фармпрепаратов, флуревиты оказывают действие в течение более длительного времени, однако, они приводят поврежденную ткань в нормально функционирующее состояние.
          На фоне применения флуревитов может быть значительно увеличена эффективность любых других форм оздоровления организма. Это можно сравнить с нанесением грунта на холст прежде, чем приступать к созданию картины.
          Флуревиты – это «грунт» для «картины истинного здоровья». Благодаря их необыкновенным свойствам, можно многократно усиливать эффект применения любой качественной оздоровительной продукции.
          Особенность флуревитов заключается в том, что они очень устойчивы и переносят любую агрессивную среду без каких-либо изменений их свойств: их можно многократно кипятить, замораживать-размораживать, помещать в кислотную среду.

Что происходит при применении наших препаратов

          Наш организм, включая собственные механизмы саморегуляции, начинает восстанавливать функции организма, биосинтеза и регенерации, оздоравливая пораженные органы.
          Механизм действия этих препаратов иной, чем у обычных лекарств – они заставляют организм восстанавливать природную норму.
          И самое главное, это ведет к омоложению всех систем организма – обновлению структур межклеточного пространства и, соответственно, всех тканей организма.
          Наши учёные провели исследования реакции организма на различные препараты в зависимости от их дозировки. Полученные результаты превзошли все ожидания. Оказалось, что наибольший эффект у разных препаратов наблюдается при очень низких дозах. Следует отметить, что огромное количество лекарственных растений и различных веществ, которые широко применяют люди в своей жизни, в низких дозах могут быть во много раз эффективнее за счёт воздействия на механизм саморегуляции организма. Примечательно, что именно при таком подходе невозможна передозировка препаратов и проявление негативных побочных действий.
          Употребляя препараты Системы Активного Долголетия Вы получаете уникальную возможность использовать весь спектр восстановительного воздействия на человека:
- очистка организма;
- восстановление микрофлоры кишечника;
- противопаразитарный курс;
- выведение из организма старых клеток;
- восстановление эндокринной системы;
- нормализация углеводного обмена;
          Что происходит при применении наших препаратов:
- нормализация веса тела;
- капиляротерапия и восстановление вен;
- нормализация работы сердца;
- восстановление нервной ткани;
- восстановление половых функций;
- восстановление зрения;
- восстановление органов и систем;
- омоложение организма;
- косметология.
          Помните: Ваш организм молод настолько, насколько молода Ваша соединительная ткань.

Соединительная ткань



         
Почти 40 лет назад российские (тогда ещё советские) учёные открыли уникальную сигнальную молекулу, работающую в живом организме на восстановление соединительной ткани!
          Что же такое Соединительная ткань?
          Каково Ее значение для нашего организма?
          Cсоединительная ткань является связывающим звеном между всеми тканями организма.
          Соединительная ткань составляет 60-90% в нашем организме!
          - Легкие почти на 100% состоят из соединительной ткани;
- Стенки сосудов—на 90%;
- Почки – на 80%;
- Кожа - на 75%;
- Печень - на 60%;
- Сердце - на 50%.
          Соединительная ткань - это огромная система.
          Если в нашем организме оставить только соединительную ткань, то получится прореженный, но абсолютно полный образ нашего организма с кожей , глазами, костями, сердцем, почками и всеми другими органами.
          Cоединительная ткань подразделяется на:
- волокнистая - это связки и стенки сосудов;
- скелетная – костно–хрящевая – это твердая соединительная ткань;
- трофическая - кровь и лимфа — это жидкая соединительная ткань, которая содержит межклеточное вещество плазму.
- гелеобразная соединительная ткань в хрящах
- соединительная ткань со специфическими свойствами – жировая, слизистая, пигментная, ретикулярная.

          Основными клетками соединительной ткани являются фибробласты. В них происходит синтез коллагена и эластина.
          Клетки соединительной ткани — меланоциты – сильно разветвлённые клетки, содержащие меланин, присутствуют в радужной оболочке глаз и коже;
- макрофаги – клетки поглощающие болезнетворные организмы и отмершие клетки ткани, и чужеродные частицы.
- эндотелиоциты – окружают кровеносные сосуды производят внеклеточный матрикс и продуцируют гепарин. Эндотелий относят к эпителию;
- тучные клетки или базофилы это иммунные клетки соединительной ткани -они находятся под кожей, вокруг лимфатических узлов и кровеносных сосудов, в селезенке и красном костном мозге. Тучные клетки отвечают за воспаление и аллергии;
- мезенхимные клетки — клетки эмбриональной соединит ткани.
          СОЕДИНИТЕЛЬНАЯ ТКАНЬ — это среда обитания клеток организма.
          Если сказать образно, то это емкость – в которой протекают биохимические реакции и через которую проходит питательный и информационный обмен между клетками.
          Это место общего пользования органов и систем, которое обеспечивает клеткам питание, очищение, размножение.
          Расстройства соединительной ткани лежат в основе не только врожденных аномалий, уродств, но и развития букетов хронических заболеваний.
          Поэтому в последнее время специалисты расценивают нарушения соединительной ткани как одно из крупных над заболеваний, суперболезнь вызывающую множественные разнообразные поражения различных органов.
          Cоединительная ткань – это внеклеточный матрикс вместе с клетками различного типа и волокнистыми структурами.
          Межклеточный матрикс представлен белками: коллагеном и эластином, гликопротеидами и протеогликанами, гликозаминогликанами, а также неколлагеновыми белками.
          Коллаген - основа соединительной ткани.
          Он словно паутина пронизывает весь организм, склеивая и соединяя его в единое целое, обеспечивая прочность и эластичность органов и тканей. Также коллаген отвечает за состояние костной, хрящевой, сосудистой систем, кожи, волос, ногтей и зрительного аппарата и других систем организма.
          Количество и качество коллагена определяет состояние соединительной ткани и наш биологический возраст!
          Благодаря ему каждый из нас в 50 лет может выглядеть и чувствовать себя, как 30 летний, а может и в 30 лет и превратиться в немощного старика.
          CОЕДИНИТЕЛЬНАЯ ТКАНЬ и ЗДОРОВЬЕ.
          Многие патологические процессы начинаются именно в соединительной ткани и лишь затем переходят в клетки органов – мозга, печени, сердца и почек. Если нарушения соединительной ткани тормозят размножение клеток, то многие заболевания переходят в хроническую форму: хронические язвы, хронические каменные и бескаменные заболевания желчных, мочевых половых путей, хронические болезни костей, связок глаз, кожи и уха.
          Если соединительная ткань не может контролировать размножение клеток, то возникают аденомы, липомы, фибриомы.
          Могут образовываться и злокачественные опухоли, а также - грыжи, варикоз, низкое артериальное давление, ушибы мозга, близорукость, вывихи, переломы, дискинезии, геморрой, ожирение и целлюлит - все эти болезни объединяет одно —ослабление плотности соединительной ткани.
          Если соединительная ткань становится слишком жесткой в связи с обезвоживанием организма, то возникает множество других болезней: суставы, сахарный диабет, высокое давление, ранний атеросклероз, инфаркты, инсульты и опухоли.
          Нарушения иммунитета тоже можно отнести к заболеваниям соединительной ткани, т.к. за иммунитет отвечает лимфатическая и кровеносная системы.
          При соединительно - тканной недостаточности происходят расстройства всех видов иммунитета: противовирусного, противомикробного, противоопухолевого.
          ЧЕЛОВЕК СТАР - НАСКОЛЬКО СТАРА ЕГО СОЕДИНИТЕЛЬНАЯ ТКАНЬ.
          Последствия нарушения соединительной ткани человек испытывает на протяжении всей жизни: в раннем детстве это диатезы, грыжи, аллергии.
          В подростковом возрасте - мигрени, близорукость, кариес, дискинезии; после 35 лет — гипо или гипертоническая, язвенная болезни; желчные и почечные камни, патология беременности, инсульты и инфаркты.
          Группой учёных под руководством Ямскова Игоря Александровича разработан новый класс препаратов, которые получили название Флуревиты.
          Это слово образовано из латинских слов (Fluidum regulatori vitae), что в переводе означает «Жидкость регулирующая жизнь».
          Они не только восстанавливают структуру соединительной ткани конкретного органа, но и активизируют механизмы саморегуляции организма и приводя его в норму.

Матрица внутри нас

          Человеку о человеке
          Ежедневно на нас обрушиваются потоки рекламы — с экранов телевизоров, из радиоприёмников, с придорожных щитов. На все лады нам твердят о новых препаратах, которые чудодейственно омолаживают, делают сильными и стройными, вылечивают от всех болезней… Да только вот есть ли в этой рекламе хоть один процент правды? Однако не всё так безнадёжно. Оставим рекламу, обратимся к настоящим учёным, которые, без особого шума исследуя работу нашего организма, открывают заложенные в нём природой возможности.
          Разумеется, на это требуются годы и годы, и подобные открытия удаются только специалистам высокого класса. К таким, безусловно, принадлежит доктор химических наук, профессор Игорь Александрович Ямсков, заведующий лабораторией физиологически активных биополимеров в Институте элементоорганических соединений имени А.Н. Несмеянова РАН. Результаты его многолетних трудов дают людям надежду на исцеление от многих болезней. Учёный вместе со своими коллегами создал ряд фармацевтических препаратов, способных, по его словам, эффективно решить проблемы восстановления и сохранения здоровья. И.А. Ямсков ответил на вопросы наших корреспондентов.

          — Игорь Александрович, в чём смысл и уникальность ваших научных разработок?
          — Мы многие годы исследуем взаимодействие клеток на молекулярном уровне, что в науке называется клеточной адгезией. Наша цель — изучить досконально, что именно управляет межклеточными контактами в живых организмах и как это происходит.
В конце 1980 х годов мы с супругой (доктор биологических наук, профессор Виктория Ямскова. — Ред.) выдвинули концепцию, согласно которой в межклеточном пространстве тканей любого органа существует особая структура, регулирующая процесс взаимодействия клеток организма, то есть, говоря научным языком, ответственная за регуляторный межклеточный сигнал. Эту структуру составляют особые вещества и молекулы воды. Причём вода играет в данном процессе ключевую роль — она является своеобразной «матрицей» для передачи информации. Это ранее не известная науке закономерность природы, что бесценно само по себе, тем более, что мы — единственные в мире учёные, которые изучают эту структуру. Если бы мы раскрыли все подробности своего открытия перед зарубежными коллегами, то, безусловно, это стало бы сенсацией в мировом научном сообществе. Однако, зная, что в финансовом и технологическом плане Россия сейчас соревноваться с Западом не может, мы оберегаем наше открытие от постороннего глаза и практически не публикуем отчёты о наших разработках в иностранных изданиях.
          — Удалось ли экспериментально доказать существование данной структуры? И каково её практическое значение?
          — Наша концепция оказалась универсальной! Аналогичную структуру мы обнаружили во всех животных тканях, в тканях буквально всех органов, которые мы изучали. Потом мы её обнаружили и в растениях, и в гидробионтах — организмах, обитающих в воде, и в микосистемах (грибах). Нет сомнения в том, что она имеется и в других микроорганизмах. Помимо чисто теоретической ценности, наши разработки, основанные на этой структуре, могут широко применяться в лечебной практике.
          — То есть речь идёт о препаратах, разработанных на основе обнаруженной вами структуры? Какие болезни можно излечить с помощью этих препаратов?
          — В процессе своих исследований мы пришли к выводу: любая патология в человеческом организме связана с нарушением процесса межклеточного управления. Если в организме что-то не так, значит, его межклеточная структура перестала по каким-то причинам функционировать. И если восстановить управление, правильное взаимодействие клеток организма, то патология исчезнет, организм придёт в норму. Как это делается на практике? Мы вводим в организм вещества, которые составляют обнаруженную нами межклеточную супрамолекулярную структуру, и функционирование организма возвращается к норме. И что особенно важно, даже сверхмалые концентрации данной структуры восстанавливают межклеточное управление.
          — То есть можно говорить о своего рода гомеопатическом эффекте?
          — Да, обнаруженная нами структура способна воздействовать в сверхмалых концентрациях, как и гомеопатические средства. Однако по сравнению с гомеопатическими препаратами межклеточная структура имеет несомненное преимущество: для организма она родная, присущая ему. Очень важно, что эта структура не имеет видовой специфичности, а только тканевую. Иными словами, экспериментально доказано, что структура будет одинаково действовать и на человека, и на лошадь, и на свинью, и на крысу… и даже на тритона!
          — Игорь Александрович, можно ли говорить, что открыто универсальное лекарство, излечивающее все болезни?
          — Нет, нельзя, поскольку, как я уже сказал, существует тканевая специфичность! Если мы, например, выделили соответствующие вещества из печени, то они не будут действовать на лёгкое, и наоборот.
Предупреждая ваш вопрос, сразу скажу, что для выделения используемой нами структуры мы обычно используем кровь крупного рогатого скота или свиную. Это удобно для извлечения нужных нам веществ, которые мы назвали «мембранотропные гомеостатические тканеспецифические биорегуляторы», сокращённо МГТБ-структуры. Почему тканеспецифические, я уже пояснил. Мембранотропными они называются потому, что влияют на состояние плазматической мембраны, то есть биологической мембраны, окружающей протоплазму растительных и животных клеток и участвующей в регуляции обмена веществ между клеткой и окружающей средой. Гомеостазом же в биологии называют постоянство состава и свойств системы, и эти биорегуляторы предназначены для его поддержания. И что особенно ценно — данная структура обладает удивительной устойчивостью. Даже после нагревания до 100 градусов по Цельсию она сохраняет все свои свойства. Ещё подчеркну: концентрация сверхмалая. А это значит, что мы можем обеспечить своими лекарственными средствами всё человечество без особых затрат. Но в качестве основы нужна хорошая вода.
          — Проверены ли препараты на людях?
          — Проверены. Причём так вышло, что первым испытуемым стал я сам. Попал под машину — сложный перелом обеих ног. На одной ноге сделали операцию, поставили железный скреп, чтобы быстрее образовалась костная мозоль, а другую загипсовали. Никакие усилия врачей в течение нескольких месяцев не помогли — костная мозоль так и не образовалась. Казалось, я обречён всю жизнь ходить на костылях. И тогда я начал вводить в место перелома одно из веществ, которое мы тогда испытывали на лягушках. А через месяц рентген показал, что костная мозоль полностью сформировалась.
Ещё пример. Три года назад мой двоюродный брат, которому тогда было 89 лет, сломал шейку бедра. Когда попросили помочь, у меня было лишь одно условие: чтобы на переломе поставили фиксацию, иначе хрящевая ткань не сможет перейти в костную, а будет всё время разрушаться. Потребовалось всего 8–10 инъекций нашего препарата — и он встал на ноги.
          — То есть ваши препараты ускоряют процесс восстановления костей?
          — Вообще тканей. Они также обеспечивают активное деление кожных клеток. Поэтому под их воздействием заживают раны, излечиваются ожоги и всякие, к сожалению, весьма распространённые сейчас кожные инфекции. Препараты на основе открытой нами структуры избавляют от многих серьёзных заболеваний. Эти излечения зафиксированы в нашей экспериментальной практике.
          — Почему же столь эффективные препараты не используются широко? Что-то о них не слышно в нашей медицине…
          — Это грустная история. Как только мы убедились, что открылась дорога к быстрому и безопасному сращиванию костей, я собрал научный семинар, пригласил учёных и молодых энтузиастов, готовых работать в этом направлении. Но в это время как раз уничтожили Советский Союз, страна развалилась, в науке наступила крайняя нищета, энтузиасты-аспиранты подались в коммерцию… Поэтому официальная медицина до сих пор не признала эффективность наших препаратов для сращивания костей, хотя у нас ещё ни одной неудачи не было.
          — В прилагаемых к упаковкам современных лекарств инструкциях всегда большой список противопоказаний и побочных явлений. Существуют ли таковые у ваших препаратов?
          — Нет! Даже в гомеопатии, если вам сделали неправильное назначение, будут неприятности. А с нашей структурой этого не бывает, потому что она, как я уже говорил, для организма родная. К тому же, повторюсь, мы вводим сверхмалые концентрации. Я убеждён, что любое лечение должно основываться в первую очередь на сверхмалых концентрациях. Приведу простой пример — гормонотерапию. Если ввести недостаточную дозу, она не сработает, а передозировка повлечёт побочные эффекты в виде, например, вторичных половых признаков противоположного пола или сбоя обмена веществ в организме. Идеальная доза для каждого пациента индивидуальна и подобрать её очень трудно. А в случае лечения сверхмалыми концентрациями вы избежите этих неприятностей.
Вообще, по моему глубокому убеждению, будущее медицины за терапией нетоксичной, терапией сверхмалых концентраций. Это особенно важно при онкологических заболеваниях. Ведь ещё в прошлом веке два выдающихся физиолога Николай Введенский и его ученик Алексей Ухтомский доказали, что сильное нежелательное воздействие можно снять только сверхслабым противодействием. Увы, осмыслить это врачи не могут и по сей день. Или просто не хотят — ведь в этом случае лечение тяжёлых заболеваний будет стоить совсем недорого для пациента. Так или иначе, нам пока удалось зарегистрировать свои лекарственные средства только как средства народной медицины…
          — Могут ли злокачественные опухоли рассасываться под воздействием препаратов на основе открытой вами структуры?
          — Это тема крайне непростая… Было у нас несколько случаев излечения доброкачественных опухолей, типичных для многих женщин. В случае злокачественных люди обычно к нам обращаются после химиотерапии и тому подобных ужасов. Иммунная система сильно подорвана, организм отравлен токсичными веществами, в этих случаях наше лечение не всегда может помочь. Но бывало, бывало… Наши препараты, например, спасли женщину, которой врачи определили жить две–три недели. Прошло уже 12 лет, она жива и здорова, кости и лёгкие чистые. Но такое редко бывает. В общем, если бы не подорванный иммунитет, наши вещества справлялись бы весьма эффективно. Хотя должен отметить, что в лечении онкологических заболеваний и у официальной медицины есть ряд достижений.
          — Изучен ли механизм воздействия ваших препаратов, есть ли объяснение того, каким образом эти вещества нормализуют межклеточное управление и устраняют различные нарушения?
          — Как уже было сказано, с возрастом у человека система управления межклеточными контактами в организме нарушается, от этого и возникают различные отклонения. А наша МГТБ-структура возобновляет нормальное функционирование, положительно влияя на все основные процессы, происходящие в ткани живого органа. И сверхмалой концентрации для этого достаточно, потому что управление осуществляется не только на физическом уровне, но и на уровне поля, то есть возникает волновой эффект. И это легко доказать. Вот, например, добавляем в воду микродозу одного из наших биорегуляторов. Чтобы было понятно — такую дозу даже инфракрасная спектроскопия не чувствует, невозможно обнаружить, что это вещество добавлено. Тем не менее оно прекрасно работает! А именно — изменяется состояние воды, даже её плотность, правда, в небольшой степени. Причём если мы будем ещё уменьшать концентрацию нашего вещества, то будет наблюдаться периодическое изменение свойств воды. Если отображать этот процесс на графике, получится искажённая синусоида. Это лишний раз подтверждает, что управление нашим организмом сопряжено с некими космическими факторами, прежде всего с магнитным полем Земли. Человек более тесно связан с космосом, чем принято думать, постоянно происходит обмен информацией и энергией.
          — Вы полагаете, что часто встречающееся в литературе понятие «информационное поле» обозначает некую реальность?
          — Безусловно, оно существует, и некоторые учёные это доказали. Есть, кстати, и доказательства того, что скорость распространения информации превышает даже скорость света. Однако природа информационного поля остаётся науке неведома.
          — Есть мнение, его высказывают и авторитетные учёные, что вода способна хранить и передавать информацию. Какую роль играет это её свойство в различных нарушениях организма, в том числе и в системе управления на межклеточном уровне?
          — Разумеется, если физику сказать, что у воды есть память, он вас высмеет, ведь вода — субстанция очень изменчивая. И всё же я уверен, что память у воды есть, ведь как бы вы её ни чистили, всегда остаются примеси. А вокруг примеси вода организована несколько иначе. Потому-то воду с добавлением наших веществ можно спокойно на два года поставить в холодильник — и все её свойства останутся неизменными.
          — Каковы критерии качественной воды и сколько её нужно употреблять ежедневно?
          — Не меньше литра, хотя, строго говоря, это количество зависит от веса человека. Чем больше масса тела, тем больше воды требуется, а при ожирении надо пить литра три–четыре в день. Для повышения качества воды специалисты рекомендуют пропускать её через минерал шунгит. И это правильно, потому что в нём есть фуллерен, контактируя с которым вода приобретает полезные свойства. Очень важен также ионный состав воды. Поэтому наиболее полезна вода родниковая, с содержанием минералов. Вода — это первый фактор комфортной жизни, за ним следуют воздух и, конечно, питание.
          — Кстати, что вы думаете о генномодифицированных продуктах и какие ваши рекомендации относительно правильного питания?
          — Начну с рекомендаций. К сожалению, современные продукты питания стремительно теряют свои полезные свойства. Сельское хозяйство за рубежом развивается на интенсивной основе, с одного участка земли снимают по несколько урожаев. Почва истощается — и всё выращиваемое на ней уже не получает от неё того, что люди давно привыкли получать в продуктах. Раньше одно яблоко съел – дефицит биологического железа восполнен. Сейчас для этого надо их съесть килограмм. Поэтому сегодня уже требуются витамины и качественные биологические добавки. Правильное питание, правильные продукты — это тоже лекарство. Например, организму необходим селен, в особенности двухвалентный. Он предотвращает и онкологию, и сердечно-сосудистые заболевания. Обычно мы его получаем из пшеницы.
Вопрос о генномодифицированных продуктах непростой. Если, например, мы вводим ген устойчивости к вредителям в яблоко, то хорошо ли для человека, что червяк больше это яблоко не ест? Не уверен. К тому же генная инженерия нарушает микробный гомеостаз. А ведь наш организм сосуществует с огромным количеством микроорганизмов, которые его защищают и вырабатывают много полезных веществ, которые сам организм синтезировать не может. Кроме того, после применения генной инженерии активность введённых генов в значительной степени сохраняется, а значит, необходимо отслеживать отдалённые последствия этого вмешательства. Я осторожно отношусь к данной технологии, хотя в науке она сейчас широко применяется, да и способности человека адаптироваться к новым условиям жизни невероятно велики.
          — Если медицина пойдёт по пути сверхмалых концентраций, будет ли организм человека адаптироваться к меняющимся условиям ещё быстрее?
          — Уверен, что методы профилактики сверхмалыми концентрациями помогут людям не только комфортно себя чувствовать, но и сохранить здоровье в нашем быстро меняющемся (увы, не в лучшую сторону) мире.
                                                                           Беседовали Марианна Марговская и Эдуард Геворкян

ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ КОЛОНИЯ

          В то время как острая нехватка российских лекарств угрожает национальной безопасности страны, отечественным разработкам много лет не дают пробиться к народу.
          СЛУЖБА в храме Святителя Николая уже заканчивалась, когда к профессору Ямскову подошел церковный староста. Негромко произнес: “Просит помощи вон та женщина”. И показал на стоящую поодаль прихожанку. Профессор согласно кивнул.
          После службы женщину подвели к нему. Она шла осторожно, держась за руку мужа, как ходят слепые. Ямсков выслушал печальную историю. У женщины была наследственная рентинопатия: слабое с детства зрение, чем дальше, тем больше затухало. Один глаз уже не видел совсем, другой только различал очертания.
          — Я никогда не видала своего ребенка, — сказала она. Бойкий мальчишка крутился тут же, торопя родителей уйти. — Помогите, Игорь Александрович. Батюшка говорил, вы можете.
          Настоятель храма отец Александр знал, чем занимается профессор, и, проникшись бедой прихожанки, устроил им встречу. Ямсков дорасспросил женщину, сказал мужу, куда приехать за препаратами. Но перед тем, как делал всякий раз, когда возникал подобный случай, объяснил, что препараты хотя и применяются врачами в клиниках, однако официальной регистрации пока не имеют.
          Через две недели позвонил женщине. Услыхав его голос, она зарыдала: “Я вижу! Впервые в жизни увидала своего сына! Одним глазом вижу даже его реснички...”
          Несколько лет назад Ямсков сам бы невероятно обрадовался этим словам. Теперь выслушал их сдержанно. Препараты, выданные женщине, впечатляюще действовали и при лечении других заболеваний глаз, которые проводил один из виднейших российских офтальмологов профессор Захаров. По сути дела, у него шли клинические испытания лекарств, и, как подтверждала жизнь, проходили они успешно. Теперь предстояло получить разрешение фармакологического комитета Минздрава России на апробацию их в других клиниках.
          Но одна мысль о том, что снова надо будет идти к чиновнику, который цинично потребовал денег за допуск к испытаниям первого препарата Ямсковых, а получив отказ, стал делать все возможное, чтобы угробить перспективное открытие, сама мысль об этом приводила профессора в негодование.
          Большие открытия редко кого сразу поднимают на крыльях успеха. Чаще приходится подолгу выдирать ноги из грязи сопротивления, чтобы сделать следующий шаг. Но одно дело, если сопротивление стихийное. Другое — когда оно организованное. Созданное самой системой, через которую надо продираться.
          В 1973 году жена Ямскова — Виктория Петровна, тогда еще молодая, “неостепененная” исследовательница, случайно открыла биологическое вещество с неизвестными ранее свойствами. Оба супруга по образованию химики, но открытие постепенно увело Викторию Петровну в другую отрасль науки — биологию. А Игорь Александрович остался верен химии. Так с двух сторон началось изучение необычной новинки, что в итоге привело к созданию научной теории и практическому выявлению на ее основе нового класса биорегуляторов.
          Чтобы стало ясно, какое это имеет отношение к фармакологии и здоровью человека, надо хотя бы кратко коснуться процессов регуляции в живых организмах. Здоровый человек — это тот, у кого нормально работают все три управляющие его жизнедеятельностью системы: нервная, иммунная и эндокринная, а если говорить более общо — у кого здоровы все ткани организма. Поддерживают это состояние здоровья особые вещества — биорегуляторы. Они изначально есть в каждом из нас, но по разным причинам (возраст, наследственность, экология и т. д.) работа их нарушается. Восстановив функционирование биорегуляторов, мы тем самым восстанавливаем нормальную жизнедеятельность соответствующих тканей. И значит, всего организма.
          Однако как восстановить функцию управления той или иной тканью?
          — Мы обнаружили, — говорит доктор химических наук Ямсков, — что такие же биорегуляторы присутствуют не только в организме человека, но и во многих других живых системах, начиная, скажем, от коровы и кончая тритоном. Причем абсолютно идентичные человеческим. Поэтому появилась мысль: нельзя ли выделить “сторонние” биорегуляторы и ввести их человеку? Будет восстановлено нормальное управление жизнедеятельностью той или иной ткани и одновременно исчезнет болезнь.
          Вот здесь и проявилась феноменальная способность биорегуляторов нового класса быть не солдатами, а командирами, передавать команды различным компонентам клетки, в том числе ее ядру, где собрана вся генетическая информация, и заставлять их работать в нужном направлении. В результате регуляторы-“управленцы”, в отличие от рядовых своих собратьев, оказывали влияние на все основные биологические процессы, происходящие в клетке. А первое, что заметила Ямскова, они ускоряли регенерацию тканей и заживление ран. Отсюда оставался шаг до осмысления роли биорегулятора, названного “адгелон”, в качестве лекарства.
          Однако на этом стратегические открытия не закончились. Проводя десятки экспериментов, Виктория Петровна обратила внимание на такую особенность: поразительней всего “адгелон” действовал не в обычной концентрации, а в сверхмалых дозах. В цифрах это выражалось так: в одном миллилитре раствора содержится 10–10 мг субстанции. Примерно как если бы в железнодорожную цистерну вылили наперсток раствора. В 1977 году, когда о нанотехнологиях даже за рубежом только начинали говорить, Ямскова опубликовала статью об эффекте сверхмалых доз (СМД), в том числе в фармакологии.
          К сожалению, осознать “адгелон” высокоэффективным лекарством заставила драматическая история. Зимой 1992 года Игорь Александрович попал под машину. Перелом обеих ног. Одну оперировали, соединили пластиной, а вторую решили сращивать в гипсе. Месяц прошел, гипс сняли, рентген — никакого улучшения. Новые лекарства, новые уколы и снова гипс. Так продолжалось раз за разом пять месяцев. Нога стала усыхать, мышцы атрофировались — все, что набрал благодаря спорту, ежедневным 10-километровым пробежкам на лыжах, уходило, а врачи стали настаивать на тяжелой операции теперь с другой ногой.
          В отчаянии Ямсков сказал жене: будем делать уколы с “адгелоном”. Она категорически отказалась. Да, на лягушках он показывает необыкновенные результаты: “культя” на отрезанной лапке растет в 4—5 раз быстрее, чем без препарата; у отдельных экземпляров формируется даже нечто похожее на перепонки. Но ведь это лягушки!
          Тем не менее муж настоял. Когда в очередной раз сняли гипс, врачи не поверили рентгеновским снимкам: кость срослась.
          После этого началась целенаправленная работа. Ее возглавил сам Ямсков. У него уже были ученая степень доктора наук, звание профессора, а главное — лаборатория в Институте элементоорганических соединений им. А. Н. Несмеянова Российской академии наук.
          Испытания показывали все новые свойства “адгелона”. Создавалось впечатление, что он благотворно действует на большинство соединительно-тканных элементов организма — от головы до ног (как говорил Ямсков, от лысины до трещин на пятках). Но чтобы не разбрасываться, сосредоточились на двух направлениях: офтальмологии и ортопедии. Могли бы и на других, однако, когда от государства нет никакой помощи, приходится рассчитывать только на личные знакомства и репутацию необыкновенных препаратов. Например, благодаря инъекциям “адгелона” молодой летчик, пришедший на костылях (была разрушена хрящевая ткань обоих коленных суставов), через три недели перестал быть инвалидом, а чуть позднее вернулся к основной работе. Когда в Центральном институте травматологии и ортопедии (ЦИТО) получили такой результат, уверенность в препарате Ямсковых резко возросла и его с успехом стал испытывать видный российский травматолог Сергей Павлович Миронов.
          А еще раньше глазные капли “адгелон”, созданные на основе биорегулятора из сыворотки крови молодых бычков, взяли на апробацию в Институте глазных болезней им. Гельмгольца. Параллельно создавались, испытывались и применялись де-факто другие препараты. Например, биорегулятором “сеталон”, полученным из сетчатки глаза тех же молодых бычков, заинтересовались в МНТК “Микрохирургия глаза”, где его стал активно использовать профессор Валерий Дмитриевич Захаров при операциях по поводу отслойки сетчатки глаза. Применение этого биорегулятора показывало улучшение зрения в 3—5 раз по сравнению с контрольной группой.
          Казалось бы, эффективные лекарственные средства (по принятой в фармакологии аббревиатуре ЛС) скоро можно будет запустить в массовое производство. Пройдены испытания на безопасность, а это один из важнейших факторов. Проведено лечение десятков больных-добровольцев в Институте им. Гельмгольца, почти сотня у Захарова. Хорошие результаты показывал препарат в ЦИТО: он стимулировал регенерацию суставного хряща, что особенно важно было при лечении артрозов. Теперь прямая дорога вела в Фармкомитет, чтобы там назначили официальные клинические испытания, которые в данном случае не должны были занять много времени.
          Однако дорога оказалась узкой тропой в ущелье, выход из которого был надежно заблокирован.
          — Я пришел, — рассказывает Ямсков. — Положил чиновнику (не буду называть фамилию, может, его там уже нет) материалы исследований. Он полистал их, отодвинул в сторону. Говорит: если хотите, чтобы пропустил, деньги на бочку, три тысячи долларов. Я хлопнул дверью и ушел — таких денег мы найти не могли.
          Это был, по словам Игоря Александровича, 1998 год. А теперь обратимся к документу, только что напечатанному. Он подготовлен Формулярным комитетом Российской академии медицинских наук, председателем которого является академик РАН и РАМН, профессор Андрей Иванович Воробьев. Называется “Доклад о состоянии лекарственного обеспечения населения в Российской Федерации (2008 г.)”. В одном из его разделов говорится: “Анализируя систему регистрации ЛС, не удается освободиться от мысли о высокой взяткоемкости в этой сфере. Большинство процедур либо не оговорены никакими документами вовсе, либо эта регламентация столь расплывчата, что создает условия для произвола и коррупции. В целом можно сказать, что система регистрации ЛС архаична, не прозрачна и не нацелена на улучшение ситуации с обеспечением ЛС населения страны”.
          Поскольку к “Докладу...” еще придется обращаться, сразу отмечу, что это мнение не одного-двух пусть и широко известных специалистов, а труд большого авторского коллектива из 42 человек, среди которых академики, члены-корреспонденты, доктора наук. То есть люди, знающие, что говорят. Поэтому, как видим, за 10 лет ситуация в регистрационной сфере не только не улучшилась, а, наоборот, судя по вынужденному откровению профессионалов, значительно ухудшилась.
          Тогда Ямскову удалось обойти взяточника. Видя, что дело безнадежно застряло в Фармкомитете, он прибег к помощи одного из медицинских светил. Тот позвонил в Фармкомитет. Через несколько дней профессора принял другой человек. Разрешение на клинические испытания было дано. Однако и “обиженный” чиновник не сидел сложа руки. В итоге препарат “Адгелон — глазные капли” получил разрешение на производство в 2000 году, его инъекционный вариант еще позднее — в 2003-м, а “сеталон” вообще не пустили на клинические испытания. “Такого лекарства просто не может быть. Потому что не может быть никогда!” — повторил слова чеховского героя-мракобеса представитель Фармкомитета, держа в руках заверенные соответствующим образом результаты лечения десятков больных.
          Лишь позднее один из работников комитета объяснил профессору подлинную причину отказа. Плотнее прикрыв дверь, спросил: “Сколько будет стоить курс лечения вашим препаратом?” “450 рублей”. — “Ну вот, а за лечение нашими методами мы получаем с больного от 500 до 1500 долларов. Кому нужны ваши лекарства, если немалому числу людей выгодно, чтобы покупались дорогие лекарства за границей”.
          И Ямсков понял, что дальше будет не легче.
          ...Сегодня на карте мира колоний в классическом понимании почти не осталось. Однако в измененном виде они могут появляться. Колония — это не только когда у страны для отстаивания своих интересов нет армии, серьезной промышленности, мощной науки. Таковой может оказаться заселенная территория, которую заставили потреблять только привозное, не производя своего.
          Ни одна страна мира не производит полного ассортимента лекарств. Но при этом каждая старается соблюдать необходимое соотношение импортных и отечественных препаратов. Согласно оценкам экспертов, для обеспечения национальной безопасности государства нужно, чтобы доля отечественных лекарств не опускалась ниже 70 процентов. Остальное допустимо закрывать импортом. В России ситуация не просто противоположная, а запредельная. По одним данным, в наших аптеках и больницах отечественных лекарств 25 процентов, по другим — 20, по третьим — 15. При этом даже самые высокие цифры не говорят о полностью российских лекарствах. Почти все препараты изготавливаются из субстанций, закупаемых в Индии и Китае. Россия стала фармацевтической колонией, которую можно в любой момент поставить на колени, перекрыв обеспечение лекарствами. Да так оно уже и происходит! На днях московский мэр Лужков, выступая по телевидению, сказал, что некоторые фармацевтические фирмы отказываются выполнять подписанные договоры на поставку лекарств на том основании, что их не устраивает заранее согласованная цена.
          А ведь так было не всегда. Например, авторы “Доклада...” отмечают, что до конца 80-х годов в СССР 70 процентов синтетических лекарств, 85 процентов антибиотиков, 90 — витаминов и 100 процентов иммунобиологических препаратов выпускалось из отечественных субстанций.
          Эти сведения дополняет бывший заместитель министра медицинской промышленности СССР, а ныне президент Союза ассоциаций медицинской промышленности России Юрий Калинин. По его словам, 20 лет назад Советский Союз закупал только 20 процентов лекарств. Остальное производил сам. По выпуску антибиотиков страна занимала второе место в мире. Советские антибиотики экспортировались в 40 государств.
          По кооперации в рамках СЭВ советские субстанции получали фармакологические предприятия Польши, ГДР, Венгрии, Чехословакии. Оттуда к нам приходили лекарства высокого качества.
          Сегодня, как говорится в “Докладе...”, промышленное производство субстанций антибиотиков полностью разрушено. Отечественные предприятия выпускают их из импортного сырья. Наилучшие лекарства закупаются за рубежом. Высокая стоимость делает их недоступными для широких масс населения, а в ближайшее время ситуация может резко измениться к худшему — на мировых рынках идет рост цен.
          Однако если большинство народа такая обстановка тревожит, то определенную часть общества радует. “Не надо переживать из-за обилия импортных препаратов. Ничего хорошего с лекарственным обеспечением у нас никогда не было, — уверял меня один “эксперт”. — Разве мало стран, в той же Африке, Азии, где нет своей фармацевтической промышленности — и ничего, живут люди!”
          Сначала я спорил, потом понял: передо мной лоббист. Сознательный проводник интересов “фармацевтической метрополии”. Если называть вещи своими именами, агент. Именно такие “эксперты” на разных уровнях — от аптекаря до чиновника — отстаивают идею, как хорошо быть колонией. Разумеется, отстаивают небезвозмездно. По различным данным, “откаты” за закупки лекарств достигают 50 процентов от суммы сделки. “Эти средства, — говорится в “Докладе...”, — получают как руководители аптек, главные врачи, так и иные “лица, принимающие решение”. Размер взятки за включение только одного препарата в списки и тендеры может достигать 100 тысяч евро. Многие фирмы разными способами покупают аптекарей, врачей и прочих “нужных” людей для навязывания своих лекарств российскому населению. Тех, кто повыше, — ежемесячной “стабильной зарплатой”, оплаченным отдыхом за границей, когда “все включено”, дорогим подарком ко дню какого-нибудь очередного святого Валентина. Тем, кто пониже, и подачки пожиже: портфель, халат с эмблемой фирмы, фирменная ручка для выписки определенных рецептов.
          Все эти затраты компенсируются потом добавкой к цене. Так же, как искусственное поддержание огромной и разветвленной дистрибьюторской сети — чем больше агентов, тем шире накрываемая территория. Во Франции, например, всего четыре крупных дистрибьютора, в Германии — 10, а в России — более двух с половиной тысяч! А если учесть, что многие дистрибьюторские компании в субъектах Федерации принадлежат близким родственникам губернаторов и других представителей местных элит, то можно представить, каких влиятельных агентов получает “фармацевтическая метрополия”.
          Сплоченное в центре и на местах лекарственное лобби настолько сильно, что способно поворачивать любые законодательные и исполнительные корабли в нужную сторону. Думаю, в стране не найдется ни одного такого же целомудренно недоступного закона, как Закон “О лекарственных средствах”, принятый в 1998 году. Шесть лет в него вносили поправку с понятием “фальсифицированное лекарство”, а когда внесли, оказалось, она мало что дает.
          Точно так же сначала разрушали отечественную фарминдустрию под предлогом “Запад нам поможет”, а когда низвели до состояния колониальной прострации, стали заявлять, что бессмысленно тратить огромные деньги на ее воссоздание. Тем более, мол, сейчас, когда Россия погружается в кризис.
          Но как раз именно сейчас, в обстановке нарастающей нехватки средств, необходимо обратиться к отечественным разработкам вроде тех, что сделали доктора наук Ямсковы. “На мой взгляд, их биорегуляторы рано или поздно произведут революцию в фармакологии”, — сказал один из крупных российских ученых Андрей Георгиевич Маленков, когда-то стоявший у истоков открытия, а потом занявшийся другими научными направлениями.
          Говоря так, он имел в виду в первую очередь лекарственную эффективность созданных препаратов. Но не менее важно, а сегодня, может, более весома экономическая составляющая их производства. Как сказано выше, наиболее впечатляющие результаты препараты Ямсковых показывают при лечении в сверхмалых дозах: 10–10—10–12 мг/мл. Чтобы получить 1 мг биорегулятора для производства, например, препарата “адгелон”, нужно 10 литров сыворотки крови крупного рогатого скота. Однако этого миллиграмма достаточно для производства примерно 1 миллиарда флаконов с 5 мл глазных капель, которых хватит для лечения 200 миллионов пациентов.
          А получить такое количество биорегулятора можно менее чем за месяц в специально сертифицированной лаборатории силами 3—4 человек. И никакого дорогостоящего, громоздкого оборудования, никаких крупных капиталовложений. Достаточно около 100 метров производственных площадей на любом действующем сегодня предприятии медицинской промышленности. Разумеется, при соответствующей технологии производства, разработанной Ямсковыми, при наличии подготовленных кадров.
          — Да мы готовы отдать не только разработки, но и своих людей, — говорит Игорь Александрович. — С одним условием: чтобы все это попало в руки государства.
          Бизнесменам он не доверяет. Одних рекомендовали вроде бы солидные люди. Поначалу дело шло неплохо: “малиновые пиджаки” оплатили клинические испытания, регистрацию препарата “адгелон”. Когда начался выпуск лекарств, ученые показались ненужными и стратегические инвесторы решили, по словам профессора, продать препарат за границу. Хорошо хоть технологию получения биорегулятора доктора наук докторам бизнеса не открыли. Сейчас бы мы покупали “полупанацею”, как называет Ямсков “адгелон”, за границей.
          Пробовали Ямсковы сотрудничать с бизнесом еще раз. После этого лишь больше уверились в мысли, что именно государство сильней чем кто-либо должно быть заинтересовано в поддержке перспективных разработок. Только вот какая отрасль — непонятно. “Наши биорегуляторы существуют в растворе в виде наночастиц”, — говорит Ямсков. Выходит, это нанотехнологии и заинтересовать они должны новую корпорацию “Роснано”.
          С другой стороны, препараты — это лекарства, а за их производство сегодня в России отвечает Министерство промышленности и энергетики.
          С третьей, к лекарствам имеет прямое отношение и Министерство здравоохранения и социального развития. Все ведомства богатые, но разработчикам от этого пользы никакой. На многолетние исследования, оплату клинических испытаний, производство биорегуляторов и массу других нужд Ямсковы тратили и тратят в основном собственные деньги. Недавно исчерпали последние возможности, а подошел срок платить 1,5 млн рублей за будущие и уже проведенные клинические испытания. О двух препаратах отзывы самые великолепные. Одному на международной офтальмологической конференции в Риме присудили специальный диплом. Однако без оплаты получить заключение, после которого наступает регистрация лекарства и его производство, нельзя.
          А потребность в препаратах велика. Только в Москве, по данным специалистов, больных с начальной катарактой в возрасте от 40 до 75 лет свыше 1,5 млн человек. Кроме того, школьников с выявленной миопией свыше 2 млн человек.
          — Иногда я думаю: что мы мучаемся? — размышляет Ямсков. — Продать наши разработки какому-нибудь олигарху, получить большие деньги и жить спокойно. Однажды речь шла о 4 млн евро сразу и 5 процентах от последующих доходов. Но я хочу, чтобы результаты наших трудов получило государство, а точнее, народ. Мы создали на основе нанотехнологий около 50 препаратов. Ими де-факто лечатся десятки болезней: “виликон”, например, лечит астму, ревматоидный артрит, “випанкрин” — диабет, “вимакон” — старческую слепоту. Другие препараты избавляют от панкреатита, болезней печени, легких, лечат онкологию. Без преувеличения, весь человеческий организм можно не только лечить биорегуляторами, но и предотвращать многие заболевания. А мы не знаем, где найти каких-то полтора миллиона рублей!
          Возможность продать разработки за границу Игорь Александрович даже не рассматривает, хотя были “заходы” и оттуда. “Они должны появиться на нашей Родине. Пусть еще 20 лет придется работать, но я буду этого добиваться”.
          Однажды я обратил внимание на то, что все новые препараты Ямсковых начинаются на “ВИ”. “Это мы так между собой решили. Начало наших имен: Виктория, Игорь. Пока неофициально. Потом пусть люди знают...”
          Честолюбие? Ну и что ж. У нас ведь есть МиГ, Ту, Як. Почему не быть ВИ? Слава Богу, что у этих российских ученых еще осталось и чувство Родины, и желание быть известным на своей земле. Это, может быть, непонятно тем, чьи дети учатся в англиях, швейцариях, штатах, чьи дома и будущее тоже там. В метрополии. А здесь, в колонии, только доходное место.
                                                                                         Вячеслав ЩЕПОТКИН, “РФ сегодня”

Лучик света - христианская страничка     Лучик света - сайт для детей, родителей и учителей

   

                                                                                          Главная страница | Контакты | © 2019 Ерохина  | Счетчик посещений Counter.CO.KZ